Главная / Экономика / На Черном море небывало подорожал алкоголь

На Черном море небывало подорожал алкоголь

«Эта чача — какая надо чача», — заверил меня добродушный усатый коммерсант Арсен, пересчитав наличку за сумку с полторашками — вином-самогоном. И добавил: «Запомни, брат, настоящая чача, крепостью свыше 35 градусов, никогда не замерзает. Можешь проверить». «А эта сколько градусов?» — спросил я. «Пятьдесят пять, н-н-н-э… Сам варил», — причмокнул «винодел». На том расстались. Но об этом позже…

На Черном море небывало подорожал алкоголь

Алексей Меринов. Свежие картинки в нашем инстаграм

Как выживает-выкарабкивается русский юг 2020 года? Непросто, скажу я вам. Ой, непросто.

Да, коронавирус. Да, проблемы с клиентами. Да, выживает сильнейший.

В обороте только вечный звенящий кэш. Никаких расчетов по терминалу. Плата онлайн — банковским переводом на номер телефона (как правило, Сбербанк).

К тому же на Черноморском побережье идет большая, если не сказать глобальная, зачистка в плане спиртного. О чем мало что ведомо на «материке».

А именно — закрыты все мелкие (столь популярные в прошлом) «наливные» уличные точки. И приезжему люду найти грошовое южное пойло (в народе изрекают: типа «домашнее») практически невозможно.

Понятно, пойло то, называемое «чернично-смородиново-малиновым» и т.д., в основной своей массе состоит из сплошной ядовитой химозы и красителей. (Да, есть (был) натурально-непаленый ягодный напиток. Для поиска коего надо постараться-потрудиться: задача для гурманов.)

Тем не менее в былые годы небогатые «глубинные» замкадовские туристы с удовольствием травились с утра до вечера. Под неприхотливую музыку из разбросанных по углам бесчисленных аудиоколонок.

С учетом эпидемиологических запретов крест-накрест заколочено также большинство ресторанов. Исключая те, по географическим обстоятельствам находящиеся на свежем воздухе. Проветриваемые, как говорится, со всех сторон.

Многие бывшие танцполы, диско-бары перепрофилированы в доступные непритязательные столовки. Не до жиру — быть бы живу.

Прайс на важнейшие продукты и фрукты — докризисный. Магазинный — такой же, как везде по России. С вином иначе…

Естественно, по причине отсутствия невзыскательных «наливаек» те редкие винные лабазы, имеющие далеко не дешевую, неподъемную «малышам» заветную лицензию, в 2–3 раза взвинтили стоимость бухла.

Скажем, популярное коньячное сусло типа «Кизил» стоит сегодня 750 руб./литр (год назад — 350). Чача взлетела с 300 до 750 руб. Крепленая тема 100–200-рублевого сегмента («Черный лекарь», «Рубиновый браслет») — до уровня 500 руб.

150–200 руб. стоят ныне всяческие пивные напитки-смеси типа «сидр» за 0,5 (против ранешних 50–60 руб.).

Зато чрезвычайно усилилась работа «партизанского подполья»: «Молодость моя — Белоруссия…» Сразу вспоминается приснопамятный СССР, где все доставалось из-под полы. Так же и тут: «…песни партизан, сыр и пармезан-хамам».

Дабы найти что-то «домашнее», недорогое, надо долго с кем-то шушукаться-базарить на рынках, остановках. У придорожных кафешек, торгующих безобидными пельменями-лавашами и подобной (нелицензионной) снедью.

Да, не исключено, борьба с некачественным алкоголем имеет резон — хватит морить народ самопальной порошковой белибердой! Но в том-то и дело, что большинство палаток-лавок честно торговали заводской кубанской, крымской, абхазской продукцией. Кормясь лишь своей (порой скромной) наценкой. Маржой.

А учитывая стоимость за место, выжить на одних чебуреках-пахлаве-хинкали нереально. (К примеру, аренда 30-метрового мини-магазина второй-третьей линии в Геленджике стоит около 500 тыс. в месяц.)

Что вы, запретительные начальники, думаете, запретили — и всё? Нет, разумеется. Отнюдь не всё.

Все эти «алкореформы» привели к катастрофическому коррупционному росту в разрешительных сферах. У кого есть деньги — торжественно получают вожделенную гербовую печать (пусть с невыполненными условиями ГОСТов).

У кого лавэ нету — банкротятся. На их место встают Остапы похитрей да попроворней. Договорившись с кем-то там, «наверху», — в солидных пиджаках и галстуках от Бриони.

При всем при том, как и положено на Кавказе, о надвигающихся проверках известно заранее. За пару дней до.

В час икс весь город пуст, будто вымер. Не работает вообще никто! (Потому что практически ни у кого на солнечных берегах нет гослицензий, не подключен ЕГАИС, не выдержаны регламенты на кормежку. Не соответствуют закону параметры помещений, оборудования, кассовых аппаратов, онлайн-приборов etc.)

Возникает правомерный вопрос: кто, какие силы (сети) пролоббировали на высшем уровне алкотесты именно сейчас? Когда народ, предприниматели еле-еле встают на прежние рельсы. Вы что, не ведали, чем и как (в каких условиях) торгует из века весь Кавказ, весь незабвенный курортный мир?

Почему устроили запретительную экзекуцию не в межсезонье, когда можно передохнуть, а в самый-самый разгар жаркого карантинного лета?!

Вы представляете, сколько людей осталось без работы, без элементарных средств к существованию?

Удивленные гости с материка разводят руками. Часто слышится следующая разочарованная сентенция: «Да если б мы знали, что тут такое творится, в жизни не купили билет на поезд!» И это принимая во внимание определенные сложности с приездом вообще.

Полегче обстоит ситуация с пивом. На него не распространяются ужесточения, как с крепким алкоголем. Посему любителям пенного даже в некотором смысле повезло.

По причине низкого спроса цены сползли чуть ниже. Качество — лучше. (Обманывать-то некого! Попробуй угостить чем-нибудь разбавленным, кислым — останешься без клиента.)

Увы, мошенничество с полторашками не исчезло. Объявленные в ценнике полтора литра умещаются в тару размером 1,3 и 1,4 л.

К счастью, подобных лихоимцев стало намного меньше. И винить продавцов в данном случае бесполезно — они исполняют указание хозяина заведения. С этим видом преступления, кстати, тоже связаны вышеописанные ужесточения: тотальный обман с объемом тары надо прекращать!

А то до смеха раньше доходило. В прошлые годы тебе мало того что нальют вместо какого-нибудь «чешского» пива самую дешевую и «долгоиграющую», веками не портящуюся бодягу. Так еще и вместо одноразового стаканчика 0,5 л с умным лицом подадут 0,4, 0,3 л. Коронавирус притормозил неугасимо-железную хватку коммерсов-Остапов.

К сожалению, эпидемия не торопится затухать. Оттого окончание сезона-2020 будет, скорее всего, печальным во всех смыслах. Особенно в материальном.

Да, и насчет чачи, с чего мы начали текст…

Итак, пили вчера вечером с друганцом купленное намедни игристое. Мешая в курортном диско-угаре «домашние» вино, чачу, самогон. Добытые, между прочим, с великим трудом. Как в Советском Союзе, через «третьи руки». Типа я от Вовы, Вова — от Марика, Марик — от Арсена.

В итоге жена Арсена, затравленно огладываясь и цыкая: «Тс-с…» — втихаря выкатила из «кулацких» закромов нужную нам «нечаянную радость», как обожал выражаться блестящий сказочник-бытописатель Бажов.

Ближе к ночи по совету Арсена положили чачу в морозильник: на утреннюю поверку. Ведь настоящая южная приморская чача никогда не замерзает.

Утром вынули… камнем застывшую серую субстанцию: скелет усопшего мамонта из кайнозоя.

Что, конечно же, не настроило нас против лихого «братана-винодела». Соображаем, поди: каждый выбирается как умеет. Тем более что мы вроде как на отдыхе. Найдем еще. Лучше. Чище. Честнее.

Что только усугубляет проблему малого продуктового бизнеса вообще и винного в частности.

Никто ж не спорит, что исконно кавказские традиции виноделия-пития надо сохранить. Но и покупателей-туристов не надо обманывать. Даже если на дворе разорительный страшный кризис. Суровая неутихающая пандемия.

Источник

О Финансовый аналитик

Финансовый аналитик

Оставить комментарий