Главная / Экономика / Горбачев уполномоченный. Как 30 лет назад не начались реформы

Горбачев уполномоченный. Как 30 лет назад не начались реформы

Горбачев уполномоченный. Как 30 лет назад не начались реформыСегодня, 24 сентября, исполнилось 30 лет с того дня, как Верховный Совет СССР предоставил президенту Михаилу Горбачёву чрезвычайные полномочия для проведения рыночных реформ. Через месяц экономическая программа реформ была утверждена Верховным Советом. Однако реформы так и не пошли, страна уже пребывала в раздрае, а через год СССР перестал существовать. Большинство реформ в России не удаются из-за того, что политики не хотят брать на себя ответственность, а народ не доверяет реформаторам и хочет быстрых чудес.

Программа под названием «Основные направления стабилизации народного хозяйства и перехода к рыночной экономике» должна была стать программой для всего СССР.

В ней говорилось о «свободном ценообразовании» и «максимальной свободе хозяйственной деятельности»: «…предстоит осуществить меры по разгосударствлению и демонополизации экономики, развитию предпринимательства и конкуренции, чтобы в короткие сроки создать предпосылки для включения рыночных механизмов саморегулирования».

Программа подразумевала несколько этапов: на первом из них должны были быть подготовлены документы, которые касались приватизации собственности. Кроме этого, говорилось и о «реорганизации системы управления» государством.

Программа перехода СССР к рынку получила известность как программа премьера Николая Рыжкова и экономиста Леонида Абалкина. Абалкин в книге «Неиспользованный шанс. Полтора года в Правительстве» называл ее «компромиссной».

Властями была отвергнута другая, более радикальная программа реформ, которая была написана учеником Абалкина экономистом Григорием Явлинским и Станиславом Шаталиным. Подчеркивая значение «горбачевской» программы, Абалкин отмечал её главное достоинство: «Это гибкость, оставляющая большую свободу для маневрирования Президенту, исполнительным органам власти, а также республикам в разработке и реализации на базе согласованных принципов своих самостоятельных программ».

По мнению руководителя программы «Российская политика и политические институты» Московского Центра Карнеги Андрея Колесникова, проведение реформ в России не удалось как раз из-за «компромиссов»: «Начинали, останавливались, потом появлялись уступки близким группам».

Эксперт отмечает, что ситуация с попытками реформ в позднем СССР мало отличается от ситуации в России Николая Первого и создания одного из «секретных комитетов» по крестьянской реформе. Несмотря на желание царя реформировать систему и упразднить крепостное право, реформы были остановлены.

Долги без авансов

Первая попытка экономических реформ при Горбачеве была сделана в 1987 году на пленуме ЦК по реформе экономики. В этом же году в журнале «Новый мир» была опубликована статья экономиста Николая Шмелева «Авансы и долги»: «Сегодня мы имеем дефицитную, несбалансированную фактически по всем статьям и во многом неуправляемую, а если быть до конца честными, почти не поддающуюся планированию экономику, которая не принимает научно-технический прогресс».

Статья, в основу которой легли аналитические записки, которые Шмелев готовил для Горбачева, стала одной из самых обсуждаемых в стране.

Но понимая необходимость реформ пусть и в рамках социализма, Горбачев боялся действовать слишком радикально. «Горбачев вникал во все нюансы, но боялся начинать», — говорит Колесников. Главным вопросом был социальный — боязнь последствий свободных цен.

Между тем, время для реформ фактически было упущено, популярность Горбачева к 1990 году уже упала, популярный в народе российский лидер Борис Ельцин хотел проводить реформы в РСФСР, в союзных республиках шел настоящий раздрай, а кое-где уже вспыхивали военные конфликты.

К тому времени экономические реформы уже полным ходом шли в КНР, с которым СССР только налаживали отношения. В советском блоке по пути реформ больше всего продвинулась Венгрия. В этой стране после кровавых событий 1956 года старт умеренным, но вполне прогрессивным полурыночным реформам, дал венгерский лидер Янош Кадр. О заимствовании венгерского опыта задумывались и до перестройки, рассказывает Колесников. Но, как констатирует эксперт, в то время для проведения реформ венгерского типа не было «ни политической воли, ни желания».

«Последняя серьезная попытка»

О реформах в СССР задумывались задолго до перестройки. В 1960-е была предпринята самая знаковая из них — реформа «Косыгина-Либермана». Речь шла о главе советского правительства Алексее Косыгине и советском экономисте Евсее Либермане. Поддержанная правительством СССР реформа давала большую свободу предприятиям в распоряжении прибылью. Они получали возможность сами определять ассортимент продукции осуществлять инвестиции в производство и основные фонды. Однако за невыполнения договорных обязательств с контрагентами их помогли подвергнуть финансовым санкциям.

Реформаторская восьмая пятилетка оказалась самой успешной в экономическом плане за годы существования СССР. Национальный доход страны увеличился на 42%, объем промышленного производства вырос в 1,5 раза, а производство сельского хозяйства – на 21%.

Консерваторы внутри руководства СССР опасались реформаторов, считая «рыночные» эксперименты опасными для политического строя. Прекратить реформы партийным консерваторам помогли события «Пражской весны» подавление СССР попыток реформирования социализма в Чехословакии в 1968 году.

Как отмечал позже в своей книге «Гибель Империи» Егор Гайдар, реформа Косыгина-Либермана была «последней серьезной попытка найти пути изменения системы управления советской экономикой, открыть дорогу восстановлению рыночных механизмов, демонтированных на рубеже 1920 — 1930-х годов, инициированная до начала глубокого кризиса социалистической системы».

Горбачев уполномоченный. Как 30 лет назад не начались реформыСамому Гайдару уже после развала СССР пришлось проводить уже более радикальные реформы, которые были связаны с отпуском цен.

Реформаторы правительства Гайдара считали свои действия единственной возможностью наполнить магазины товарами народного потребления: «…именно катастрофическое положение в экономике и распад государственных институтов во многом определили сам ход реформ и степень их радикальности. Слишком спрессовано было тогда время», — вспоминал позже экономист Андрей Нечаев, в то время министр экономики в правительстве Егора Гайдара. Сам он характеризует ситуацию в то время в стране как «близкую к коллапсу».

Колесников в свою очередь считает, что любой оказавшись на месте Гайдара в тех условиях действовал точно также. В пример он приводит Владимира Щербакова, работавшего в команде премьера Николая Рыжкова. В 1991 году Щербаков был одним из авторов радикальной программы рыночных реформ, которая также подразумевала «либерализацию цен»: «Если бы удалось воплотить в жизнь ее, то сегодня вместо Гайдара последними словами кляли бы Щербакова», — говорит Колесников.

Реформаторов не любят, реформ не хотят

Последствия реформ Гайдара для населения были тяжелыми, и сейчас большая часть общества вспоминает о них негативно. Согласно опросу ВЦИОМ, в 2019 году 44% россиян считали, что реформы оказали разрушительное воздействие на экономику. В 2010 году так считало 23% россиян.

Определенные реформы экономики проводились на первом сроке президентства Владимира Путина: «На рубеже 2000-х годов Путин принял экономику, которая в течение всех 1990-х находилась в состоянии либо свободного, либо вялого падения», — писал в августе 2019 года обозреватель Forbes Борис Грозовский.

Выходец из спецслужб Путин, хотя и написал диссертацию об экономике, ничего не знал о реформах. Ему помогли высокие цены на нефть и команда петербургских реформаторов, таких как будущий министр экономики Герман Греф и министр финансов Алексей Кудрин.

Аналогом «косыгинской пятилетки» для Путина был период 2000 — 2008 года. Тогда, как отмечает Грозовский, экономика страны росла в среднем на 7% в год. Однако уже с 2009 по 2018 годы средние темпы роста упали до 1% и о реформах руководство страны уже больше не помышляет, а слова президента «времени на раскачку нет» давно стали «мемом».

Времена «лихих 1990-х», когда во главе правительства стояли разные, но сильные премьеры, такие как Гайдар Виктор Черномырдин и Евгений Примаков давно канули в лету.

Cегодня правительством руководят послушные «технократы». «Они не имеют самостоятельного значения и работают в узком коридоре возможностей. Не случайно Кудрина не назначают премьером так как это фигура самостоятельная», — говорит Колесников.

По мнению эксперта, реформы сегодня в повестке не стоят, так как для того, «чтобы изменить экономику, надо трогать политику».

В свою очередь, политик, председатель комитета «Партии Роста» Сергей Станкевич считает, что проблема и в том, что в России «большинство населения не хочет реформ и не любит реформаторов». «Наши люди сначала долго терпят. А натерпевшись донельзя, хотят радикальных перемен и быстрых чудес. Убедившись в отсутствии чудес, разочаровываются во всем. И настраиваются опять долго терпеть. Реформаторские проекты с их апелляцией к разумной рачительности и претензией на доверие к профессионализму в этот психологический круговорот не вписываются».

Источник

О Финансовый аналитик

Финансовый аналитик

Оставить комментарий