Главная / Экономика / Репетиция победы. Как Кремль планирует выигрывать выборы в Думу

Репетиция победы. Как Кремль планирует выигрывать выборы в Думу

Деполитизация партии власти за счет молодых технократов из «Лидеров России», умеренная поддержка новых партийных проектов для иллюзии выбора, недопуск внесистемной оппозиции и админресурс – вот главные ингредиенты для победы Кремля на предстоящих выборах в Госдуму.

Успехи провластных кандидатов на региональных выборах 13 сентября Кремль подает как триумф. Ни пандемия, ни отравление Навального, ни пример белорусских протестов не помешали центру избрать всех 18 губернаторов уже в первом туре. Во всех 11 регионах «Единая Россия» получила относительное большинство голосов избирателей. На локальные неудачи, вроде муниципальных побед кандидатов от внесистемной оппозиции или умного голосования в Новосибирске, Томске и Тамбове, власть закрывает глаза.

Теперь Кремлю предстоит решить две стратегические задачи. Во-первых, окончательно определиться с кандидатами, которые будут представлять власть на предстоящих выборах в Госдуму в следующем году. Во-вторых, выбрать дату проведения голосования – дискуссии о том, нужно ли переносить дату парламентских выборов с сентября на апрель, снова актуальны.

Партия и ее власть

Уже несколько лет больше всего споров вызывает судьба «Единой России». Тут есть два лагеря. Лидеры первого, руководители «Единой России» Дмитрий Медведев и Андрей Турчак, настаивают, что партия должна сохранить монополию на провластном поле, а Кремль должен ее однозначно и безусловно поддерживать. Задача на выборах в Думу – получить устойчивое конституционное большинство из единороссов.

Еще в прошлом году Медведев потребовал, чтобы кандидаты в губернаторы от власти баллотировались как представители «Единой России». Он же пытался вернуть губернаторов на посты глав региональных отделений партии власти. Это должно было реабилитировать «Единую Россию» – партию, от которой из-за падения рейтингов стали разбегаться кандидаты.

Второй лагерь – это кураторы внутренней политики Сергей Кириенко и его команда. На выборах 2018–2019 годов они допускали более широкое участие самовыдвиженцев, считая, что это делает тактику Кремля более гибкой и менее рискованной. От «Единой России» дистанцировался и московский мэр Сергей Собянин, который провел в столичный парламент лояльных мэрии единороссов исключительно в статусе независимых.

К нынешней кампании Кремль решил оставить привилегию участвовать в выборах как самовыдвиженцы только кандидатам в регионах с повышенными рисками. Если в прошлом году таких было шесть из 16, то в этом – пять из 18. Хотя «Единая Россия» публично поддержала и их, не позволив сильно заработать на своем «независимом статусе». То есть с бегством кандидатов от партии власти стали бороться активнее.

Жестче стала и привязка «Единой России» к фигуре Дмитрия Медведева. Покинув правительство, он стал намного больше участвовать в работе партии, подавая «Единую Россию» как одну из главных опор режима, ответственность за которую он берет на себя.

Репетиция победы. Как Кремль планирует выигрывать выборы в ДумуДля Медведева это возможность закрепить за собой роль одного из гарантов стабильности системы, а значит, и свои позиции на будущее. С другой стороны, именно это делает «Единую Россию» объектом борьбы между центрами влияния во внутренней политике.

Кремлевские кураторы внутренней политики тоже не ставят под сомнение особое место партии власти. Тем более что «Единую Россию» поддерживает президент. Путин в этом плане – консерватор, и ему непросто продать проект переформатирования партии власти.

Однако у кураторов есть свой взгляд на будущее партии, которой придется адаптироваться к новой реальности снижающихся рейтингов и запроса на обновление. Еще в феврале стало известно, что Кремль запустил конкурс для потенциальных кандидатов в депутаты Госдумы. Полуфинал конкурса пройдет в Москве с 20 по 26 сентября.

Для Кириенко это возможность создать внутри «Единой России» фракцию технократов: воспитать новое поколение лидеров, которые должны прийти на смену не только старой, но и чужой гвардии. Предстоящий осенью съезд партии должен стать решающим – тогда «Единая Россия» обретет тот облик, в котором пойдет на выборы в Госдуму. 

Власть и ее партии

Кремль согласился с тем, что партия власти должна остаться главной опорой режима, но начал выстраивать к ней подпорки из новых партийных проектов. Их цель – абсорбировать нарастающее социально-политическое недовольство и не допустить побед несистемных кандидатов.

За год появилось сразу четыре новых партийных проекта, чтобы все сестры получили по серьгам. Для любителей прогресса создана партия «Новые люди» предпринимателя Алексея Нечаева, для охранителей – «За правду» Захара Прилепина, для озабоченных экологией – «Зеленая альтернатива», для сторонников цифровизации – Партия прямой демократии.

Нынешние выборы стали для них не просто смотринами, но и способом получить парламентскую льготу. Хотя бы один мандат в региональном заксобрании позволяет не собирать подписи для участия в думских выборах. Поэтому новые партийные проекты сосредоточились лишь на нескольких локальных кампаниях, сберегая силы на думскую гонку.

С задачей справились три из четырех. «Новые люди» набрали более 5% в Калужской, Костромской, Новосибирской и Рязанской областях. «За Правду» прошла в закс Рязанской области, а «Зеленая альтернатива» преодолела 5%-ный барьер в Республике Коми. Партия прямой демократии смогла зарегистрировать списки в трех регионах, но нигде не прошла.

Эти партии – не столько политические технологии, сколько попытка совместно заработать на коалиции бизнеса и политтехнологов, оказывающих Кремлю определенные услуги. Это делает новые партийные проекты гибкими, способными адаптироваться к любой реальности.

Нельзя списывать со счетов и партии постарше. «Родина» бывшего единоросса Алексея Журавлева неожиданно получила первое место на выборах в гордуму Тамбова. КПСС, «Коммунисты России» и Партия пенсионеров за справедливость продолжают выступать заметными спойлерами для КПРФ. Где-то на грани жизни и смерти балансирует Партия роста Бориса Титова, которая хоть и смогла привлечь в свои ряды Сергея Шнурова, пока не выстрелила как партийный проект.

Системная конкуренция

Прошедшие выборы показали, что избирательные успехи власти держатся на трех китах. Первый – это административный ресурс, который заиграл новыми красками в условиях «карантинного голосования». Даже в регионах, где его традиционно применяли слабо, вроде Иркутской и Архангельской областей, нужный результат не стал проблемой.

Трехдневное голосование, меньше возможностей для наблюдения, растянутая и неконтролируемая мобилизация лояльного избирателя – все это привело к тому, что в некоторых регионах губернаторы набрали более 80%. Это не только неприлично с точки зрения демократических стандартов, но и некорректно по отношению к президенту, который на последних выборах набрал меньше. Но таковы издержки админресурса – его трудно дозировать с точностью до процента.

В целом натянутая досрочная явка становится одним из главных показателей возможных фальсификаций. В этот раз в 22 регионах больше половины голосовавших сделали это досрочно.

Второе слагаемое побед власти – ставка на кампании референдумного типа и сокращение возможностей для системной оппозиции. После проигрышей в 2018 году Кремль стал жестче отбирать оппонентов и резко ограничивать конкуренцию даже с системными, слабыми кандидатами.

Уроки 2018 года выучены: каждый спойлер может стать губернатором, поэтому отбирают их максимально тщательно. Так было в Иркутской области, где КПРФ выдвинула безликого выходца из ФСБ Михаила Щапова. И в протестной Архангельской области, где КПРФ вообще не дали никого выдвинуть, а главным соперником власти оказалась молодая Ирина Чиркова из «Справедливой России».

Репетиция победы. Как Кремль планирует выигрывать выборы в ДумуНаконец, третье слагаемое успехов – это недопуск внесистемной оппозиции. Все губернаторские кампании были в высшей степени управляемыми и по составу участников, и по технологиям обеспечения явки. Уверенная победа кандидатов от власти в первом туре была тестом на эффективность для кураторов внутренней политики. А вот на выборах в заксобрания регионов допускалась большая конкуренция, но исключительно между системными партиями.

В результате успехи «Единой России» получились не столь однозначными. Партия власти не смогла набрать более 50% в семи регионах из 11: в Челябинской, Рязанской, Курганской, Костромской, Калужской, Новосибирской областях, а также в Коми, где получила всего 29% вместо 58% пятью годами ранее. Это вряд ли приведет к утрате контроля над заксобраниями, удержать его всегда помогут одномандатники, но тренд очевиден – позиции единороссов продолжают проседать даже в конкуренции с системными силами.

Правда, у системных партий не особо получается этим воспользоваться. Ожидания, что ЛДПР поднимется на скандале с Фургалом, не оправдались. Партия смогла выйти хотя бы на второе место лишь в трех регионах. КПРФ – в семи из 11. «Справедливая Россия» – только в Челябинской области.

Неожиданно сильно выступила Партия российских пенсионеров за справедливость, которая провела свои списки в семь заксобраний. Теперь она явно вошла в число фаворитов на роль управляемого аккумулятора протестных настроений.

Умное – не значит внесистемное

Наконец, еще одной интригой прошедших выборов было участие в ней внесистемной оппозиции и возможное влияние на результаты умного голосования Алексея Навального. Правда, тут стоит пояснить, что участие внесистемной оппозиции и умное голосование – это часто несовместимые, противоречащие друг другу вещи.

Задача умного голосования – направить протестные голоса на подрыв доминирования партии власти. Его не было на выборах губернаторов, а вот на уровне региональных парламентов 18 из 239 кандидатов, поддержанных умным голосованием, смогли выиграть. Не самый впечатляющий результат, причем все победители – представители системной оппозиции.

В свою очередь, кандидатов от внесистемной оппозиции, как правило, не допускают на выборы на уровне регионов. Им остаются только выборы в местные органы власти низкого уровня, городские или поселковые советы, где почти нет реальных полномочий, но есть возможность получить хоть какой-то статус и опыт.

На прошедших выборах получилось так, что далеко не все кандидаты внесистемной оппозиции оказались достаточно перспективными, чтобы получить поддержку умного голосования. Эта дилемма, вызвавшая немало споров и размежеваний, показывает главную слабость умного голосования – оно хоть и подрывает позиции единороссов, но не позволяет сплотить реальную оппозицию. Это разрушительная, а не созидательная сила, а значит, и консолидировать протест ей будет трудно.

В то же время во многом благодаря умному голосованию удалось заметно потеснить кандидатов от «Единой России» в городских парламентах в Томске (единороссы получили лишь 11 мест из 37), Новосибирске (23 из 50) и Тамбове (6 из 36). В Новосибирске у «ЕР» оказалось всего 23 мандата вместо прежних 33, хотя партия обещает получить большинство за счет самовыдвиженцев. Штабам Навального удалось провести одного своего представителя в городской парламент Новосибирска и двух – в Томске.

То есть сами по себе кандидаты от внесистемной оппозиции не так опасны для власти, как умное голосование. Особенно в одномандатных округах, где Кремлю надо будет искать способы минимизировать потенциальный ущерб для провластных кандидатов. Президентской администрации придется тщательно подбирать оппонентов в округах, чтобы те не стали троянскими конями умного голосования. Одно из возможных решений – подменить выборы конкуренцией одинаково допустимых для Кремля молодых технократов, победителей конкурса «Лидеры России. Политика».

Деполитизация партии власти за счет молодых технократов из «Лидеров России», умеренная поддержка новых партийных проектов для иллюзии выбора, недопуск внесистемной оппозиции и админресурс – вот главные ингредиенты для победы Кремля на предстоящих выборах в Госдуму. На руку властям может сыграть и пандемия с ее карантинным голосованием, а значит, выборы могут провести раньше, пока актуален коронавирус. Но на какие бы хитрости и маневры не шла власть, живая политическая среда в России постепенно замещается технологиями и наборами искусственно выращенных прогрессистов, технократов, охранителей, по сути нанятых для игры в большой пьесе под названием «Думские выборы – 2021».

Источник Carnegie.ru

Читайте также:

Кредит на конституцию. Какими будут отношения Лукашенко и Кремля

Последняя страница. Как дело Навального изменило отношения России и Германии

Деньги из прошлого. Что нужно было сделать с советскими вкладами

Источник

О Финансовый аналитик

Финансовый аналитик

Оставить комментарий