Главная / Экономика / «В отношении инфляции государство действует как слон в посудной лавке»

«В отношении инфляции государство действует как слон в посудной лавке»

Экономист Николаев предрек новый взлет цен

Цены в России продолжают расти ударными темпами. За полтора месяца текущего года инфляция выросла более чем на 1%, а в годовом измерении достигла 5,3%, намного превысив «священный» четырехпроцентный таргет ЦБ. На этом, вопреки благостным прогнозам правительства и ЦБ, инфляция явно не намерена успокаиваться. Ее подпитывают два мощных фактора — безудержное подорожание продовольствия и неуклонно слабеющий рубль.

Эксперты скептически оценивают государственные меры по замораживанию цен на социально значимые продукты. Более того, такой подход порождает новые ценовые всплески, уверен доктор экономических наук Игорь Николаев. Свою позицию он выразил в рамках прошедшей в «МК» онлайн-конференции.  

«В отношении инфляции государство действует как слон в посудной лавке»

Фото: Наталья Мущинкина

— Игорь Алексеевич, по последним данным Росстата, в годовом выражении инфляция выросла в феврале до 5,19% по сравнению с 4,9% в декабре. И это несмотря на принимаемые правительством меры по сдерживанию роста цен на социально значимые продукты. Почему так бурно растет инфляция?

— С учетом предпринятых в декабре мер по регулированию цен на сахар и подсолнечное масло ситуация была ожидаемой. Правительство избрало административный, директивный способ решения проблемы, подписав соглашение с производителями и крупными торговыми сетями о «заморозке» цен. В итоге сахар-песок подешевел в январе на два с лишним процента, но власти кое-что не учли: чтобы компенсировать себе выпадающие доходы, продавцы взвинтили цены на другие виды продуктов. Так, в прошлом месяце помидоры подорожали, по данным Росстата, почти на 15%, огурцы — на 6%, и понеслось. Инфляция ускорилась. Искренне не понимаю, почему правительство не пошло более логичным путем, напрочь забыв о своем постановлении от июля 2010 года. Документ разрешает чиновникам вмешиваться в ценообразование, только если какой-то из социально значимых продуктов подорожал за последние 30 дней минимум на 30%. Предельные розничные цены устанавливаются на 90 дней по инициативе Минэкономразвития, которое еженедельно отслеживает стоимость продуктов в рознице. Ни разу этот механизм не был опробован на практике. Государство с избирательным регулированием цен повело себя как слон в посудной лавке, и теперь возникает вопрос: что, по другим продуктам тоже подписывать соглашение? По помидорам, по огурцам? К чему мы тогда придем?

— Вопрос от нашего читателя: «Правительство утверждает, что инфляция в стране находится на минимально возможном уровне. Это так?»

— По итогам прошлого года официальная инфляция достигла почти 5% — это худший показатель с 2016 года, тогда было +5,4%. Самая низкая инфляция в новейшей российской экономической истории была в 2017 году — 2,5%. Плюс 0,7% по январю — это явно больше, чем в январе предыдущего года, когда прирост составил менее 0,5%. Поэтому заявлять, что у нас сегодня минимальная инфляция — это, выражаясь политкорректным языком, есть лукавство.

— В какой степени цены на продукты влияют на общий показатель инфляции?

— Это самая весомая составляющая, причем ее значение заметно возрастает во время кризиса. У нас, кстати, давно наблюдается тенденция: если посчитать, сколько люди тратят только на мясо и мясопродукты, это в стоимостном выражении сопоставимо с их тратами на покупку автомобилей: около 10% потребительских расходов. Вообще, такая картина характерна для стран с низким уровнем жизни населения. Однако в январе стали ускоренно дорожать и бытовая техника, и электроника: например, на два с лишним процента выросли цены на телевизоры и пылесосы. Для месячной динамики это серьезный показатель. Кстати, пошли слухи о возможном подорожании на 40% непродовольственных товаров по итогам года. Не думаю, что это произойдет. Есть мощнейший сдерживающий фактор — реальные располагаемые доходы населения, которые в прошлом году снизились на 3,5%. Когда доходы на хорошем уровне, то и платежеспособный спрос ему соответствует, причем на любые товары.

— Вопрос от читателя: в какой валюте и в каком банке лучше хранить сбережения, чтобы спасти их от скачков инфляции?

— Пожалуй, я порадуюсь за читателя «МК»: если есть что хранить, это уже хорошо. Очень многие задаются другим вопросом: где взять деньги, чтобы дожить до зарплаты? Пока мы видим тенденцию к неуклонному ослаблению рубля. Соответственно, неплохим вариантом будут валютные сбережения. Но здесь надо помнить о следующем: если раньше никаких рисков для сбережений в долларах и евро не существовало, то сейчас все не так однозначно. Посмотрите, что происходит в геополитике и какие решения принимает наше государство. Компания по дедолларизации вполне может вернуться. Что касается банков, то в целом они устойчивы, система страхования вкладов работает. В свое время ЦБ провел серьезную зачистку на этом рынке, с него ушли многие ненадежные банки. Потенциальным клиентам опасаться нечего, можно выбирать любой.

— Ваш прогноз: какая будет динамика роста цен в 2021 году, и удержится ли инфляция по итогам года в пределах 4%, которые с упорством обозначает в качестве цели Центробанк?

— Многое будет зависеть от того, как поведет себя правительство, захочет ли и дальше сдерживать цены. Уже принято решение, согласно которому больше не нужно дожидаться 30-процентного подорожания продуктов за месяц, планку снизили до 10%. Думаю, искушение у властей велико, особенно с учетом такого политического фактора, как сентябрьские выборы в Госдуму. Рост цен — чувствительный момент, люди, особенно с падающими доходами, относятся к нему крайне болезненно. Хотя чиновники и заверяют, что переходить к режиму директивного управления не собираются, но они не видят, как можно урегулировать ситуацию по-другому. Это значит, что по итогам года инфляция превысит нынешние официальные 5%. Проблема еще и в том, что власти не учитывают массу обстоятельств. Например, они забыли, что с производителями сахарного песка непосредственно работают только крупные ритейлеры, а мелкие продавцы действуют через перекупщиков, дистрибьюторов. В этом недосмотре — уязвимость политики административного регулирования, как в советские годы — плановой, госснабовской системы. У нас сегодня какая-никакая, но рыночная экономика. И когда мы в нее привносим элементы из прошлого, получается полная ерунда. Это, как если бы в Великобритании задумали перейти на правостороннее движение, но разные виды транспорта вовлекать в этот процесс постепенно — сначала автобусы, потом грузовые автомобили, потом все остальные. Что будет в таком случае на дорогах?

— Читателя «МК» интересует: спасут ли его от инфляции вложения в акции крупной энергетической компании?

— Этого вам никто не скажет точно, поскольку вложения в акции всегда сопряжены с риском: цена на них может как расти, так и падать. Если инвестировать в акции крупных компаний, с большой долей государственного участия, то риск меньше, но он все равно сохраняется. Кроме того, это история для тех, кто готов играть вдолгую. Соответственно, можно прогадать, если думать так: на годик я вложусь. А если вам без разницы, лучше спокойно закупить акции для долгосрочных инвестиций, лет на десять. Это достаточно надежно, они за эти годы еще не раз и вырастут, и упадут. А если захотите выйти из игры, вы найдете момент, когда точно ничего не потеряете. Поэтому для начала надо определиться, на какой срок вы готовы вложиться в акции крупных компаний.

— Недавно глава Минэкономразвития Максим Решетников заявил, что ослабление курса рубля и рост цен на мировых рынках стали главными факторами подорожания продуктов в России. Вы с ним согласны?

— Отчасти. Что касается рубля — да, безусловно. Кстати, на сей счет власти высказываются весьма противоречиво. С одной стороны, когда российская валюта сильно падает, людям говорят: «Ну и что, что за доллар дают 75–80? Вы же тратите в рублях, какая вам разница». Одновременно можно услышать: «Чего же вы хотите, такая инфляция». Слушайте, не пора ли наконец определиться?! Если инфляция у нас в том числе из-за слабеющего рубля, значит, для людей это имеет значение. А по поводу реплики министра относительно повышения цен на мировых рынках у меня возникает вопрос: почему цены в Евросоюзе увеличились в прошлом году только на 0,2%, а в каких-то странах даже снизились, например, в Германии — на 0,7%, в Греции — более чем на 2%? На них что, мировая ситуация никак не повлияла? Как это стыкуется с нашим показателем инфляции? Какой-то неубедительный аргумент получается.

— Вопрос от читателя: «Собираюсь открывать свой малый бизнес — пункт питания. Есть ли в этом смысл при нынешней инфляции?»

— Нынешние пять — пять с небольшим процентов — это цветочки по сравнению с инфляцией относительно недавнего прошлого. Только к 2009 году она стала однозначной — около 9%, а до этого была двузначная, не говоря уже о сотнях процентов в начале 90-х. И даже тогда люди начинали свое дело. И неплохо развивались. Так что если у вас хороший бизнес-план, то сегодняшний уровень инфляции не станет проблемой. Самое главное — быть уверенным, что ваша продукция конкурентоспособна, что на нее будет платежеспособный спрос. Тогда ее будут покупать, и даже отрывать с ногами и при двузначной инфляции.

— Каким образом рядовой потребитель может самостоятельно, не уповая на государство, смягчить для себя ценовые шоки? Может, подскажете какой-нибудь «волшебный» финансовый инструмент?

— Не надо изобретать велосипед, лучший финансовый инструмент — деньги. Даже если цены растут, главное, чтобы было на что покупать. В сложных условиях люди становятся прагматиками, и это не финансовая, а бытовая модель потребительского поведения. Проблема в том, что наша экономика не отличается высоким уровнем конкуренции. Казалось бы, много разных производителей, продавцов, но о каком-либо соперничестве между ними говорить не приходится. Отсюда и растущие цены. Если бы власти проводили соответствующую антимонопольную политику, ситуация была бы другой. Что тут может сделать простой человек? Ему остается одно — искать товары подешевле. Например, можно и нужно пользоваться скидками, акцентировать на них внимание.

— Нашего читателя интересует ситуация: «Соседка положила деньги в госбанк под 4% годовых. Я пытаюсь объяснить, что на фоне растущих цен это очень мало. Разве нет так?»

— Это действительно так. Если у нас годовая инфляция 4,9% по итогам 2020 года, то 4% годовых ее точно не компенсируют. Однако здесь возникает дилемма: вы или около 1% потеряете, вложив в госбанк, или около 5%, если эти деньги останутся дома, «под подушкой». Так что ответ такой: лучше уж 4% заработать, чем 5% потерять.

— Завершить нашу беседу мне хочется «детским» вопросом от читателя «МК». «Моего внука в школе на подготовке к ЕГЭ убедили в том, что инфляция возникает только из-за чрезмерного количества денег в обращении. Это ведь не так? Как объяснить подростку, что такое инфляция?»

— Это чисто монетаристская догма. Если бы все зависело от объема денежной массы в обращении, то регулировать инфляцию было бы очень просто. Я не зря много говорил о платежеспособном спросе. Когда он высокий, это толкает цены вверх. А если товара на рынке много и предложение небольшое, цены снижаются. Именно баланс спроса и предложения прежде всего определяет уровень конкуренции. Приведу еще одно доказательство. Знаете, насколько мощные меры по поддержке граждан были приняты в Европе во время пандемии? Там людям платили по 70–80% от зарплаты в период локдаунов. Это в России реальные располагаемые доходы снизились. А во многих странах они даже выросли. По той логике, что только от объема денег зависит уровень инфляции, цены там должны были ой как рвануть. Но в Европе ничего подобного не произошло. В США инфляция составила лишь чуть выше одного процента. А там вообще триллионы долларов раздавали, и сейчас принято решение о новом пакете стимулирующих мер в $1,9 трлн. Они зальют этот коронавирусный кризис деньгами, но цены не вырастут. Вот тогда внук пусть задаст вопросы преподавателям: если все определяется количеством денег в обращении, то откуда на Западе такие низкие показатели инфляции?

Инфляция в РФ в январе 2021 года (в %)

В целом (в годовом измерении)           + 5,19

Плодоовощная продукция (в годовом измерении)    + 16,33

Помидоры (за месяц)                          +14,6

Огурцы (за месяц)                              +6,0

Морковь (за месяц)                             +8,2

Картофель (за месяц)                           +7,1

Бананы (за месяц)                               +6,5

Репчатый лук (за месяц)                      +5,3

Виноград (за месяц)                             +13,0

Источник: Росстат.

Источник

О Финансовый аналитик

Финансовый аналитик

Оставить комментарий